Учитель для России

«Школа — это бесконечная смена»: как вожатые становятся учителями

24 апреля 2019

Для некоторых учителей двери в школу открываются за дверьми детского лагеря. Именно в лагере будущие учителя понимают, что хотят построить карьеру в образовании и работать с детьми — не только летом, но и круглый год. Делимся монологами четырёх учителей для России, которые пришли в школы после лагерных смен.

Дарья Обжорина 
Учительница химии, педагог-организатор в Тарусе, Калужская область

Последние шесть лет я работала вожатой в Тамбовской области на специализированных сменах. На Тамбовщине хорошо развито детское движение: я много раз ездила на сборы ребёнком, и мне захотелось передать новому поколению свой незабываемый опыт.

Именно из-за лагерного драйва я пошла работать в школу, сначала — педагогом-организатором в тамбовскую гимназию. Школа не только даёт знания, но и помогает ученикам найти себя — это делает её чем-то похожей на лагерь. Только за окном любое время года, кроме летнего. А спустя несколько лет мне захотелось быть с детьми не только после уроков, но и на уроках — стать учителем-предметником. В этом мне помогла программа «Учитель для России».

И всё-таки дети едут в лагерь отдыхать. Детям нравится там находиться, они очень активные, хотят во всём участвовать. В школе с мотивацией всё гораздо сложнее.

Большинство ребят ходят в школу вынужденно: они не хотят учиться, им скучно сидеть на уроке. Замотивировать детей, объяснить им, зачем стоит провести ближайшие 45 минут здесь — это непростая задача, для любого учителя.

Я многое принесла из лагеря в школу. Мне близка игровая форма урока, я стараюсь чаще это внедрять в учебный процесс. Повторение материала хорошо делать в формате интеллектуальных игр, например, «Своя игра». Я использую знакомый антураж, дети работают по командам — такой формат их очень вдохновляет. Люблю использовать Kahoot, когда нужно подготовиться к контрольной. Это онлайн-игра, и дети в полном восторге от того, что можно пользоваться телефонами прямо на уроке — и учитель даже сам об этом просит!

Я сделала для ребят химический аналог настольной игры Alias — они объясняли химические элементы через синонимы и ассоциации. А когда мы изучали таблицу Менделеева, я устроила химический «морской бой» по элементам таблицы. Мы располагали корабли по клеткам, а дальше играли в обычный «морской бой»: «первый период, первая группа, главная подгруппа — ранен!». Мне было важно, чтобы ученики научились определять элементы по этим координатам — а детям нравилась игровая форма.

Если вы работаете в лагере из смены в смену, и всё это ради детей — то, возможно, продолжение пути вас ждёт именно в школе. Потому что в школе вы нужнее. Если вы любите детей и хотите помогать им реализовывать свои мечты — следуйте зову сердца. И попробуйте для начала реализовать свою!

Анастасия Бугрова
Учительница математики в Малоярославце, Калужская область

Я всю жизнь была вожатой в языковом лагере в Ленинградской области. Моя первая смена была в 2012 году, и с тех пор я каждый год исправно ездила туда работать. Работа с детьми — это невероятный заряд энергии, который и привёл меня в программу. Моё вожатство совершенно точно определило моё будущее и карьерные перспективы.

Что в школе оказалось по-другому? Куча всего! В лагере дети всё делают в удовольствие, у них всегда есть выбор, чем заняться: можно пойти на баскетбол, можешь на бисероплетение, можно просто поиграть в настольные игры. А в школе им рано или поздно придётся научиться перемножать десятичные дроби (даже если сама мысль об этом омрачает настроение).

В лагере складываются доверительные отношения со взрослыми — потому что дети не видят во взрослых людей, которые заставляют их страдать. Взрослые в лагере — это не проводники того, что не нравится. В моём идеальном представлении так должно быть и в школе.

Из лагеря в школу вместе со мной пришли много приёмов для концентрации детского внимания. «Кто меня слышит — хлопните раз! Хлопните два!» — это, мне кажется, лучший друг учителя. Работа с детским вниманием — это очень важно, и лагерь в этом плане хорошо расширяет учительский арсенал.

Для многих детский лагерь так и остаётся подработкой. Но я заметила, что для людей, которые возвращаются из года в год, это становится чем-то незаменимым. И мне кажется, что при прочих равных вожатский опыт — это та дорога, которая может привести к школе. Вожатые очень много знают о детях, хорошо понимают, чем они живут. Это делает их отзывчивыми учителями.

Артём Гусев
Учитель русского языка и литературы в Подольске, Московская область

Я из Владимирской области, из города Гусь-Хрустальный. У нас есть Владимирский областной педагогический отряд «Родник» — в профессиональных конкурсах он занимает второе место в России. Мы работаем по коммунарской методике; мы комиссары, а не вожатые. У лагеря длинная и насыщенная история, ему около полувека.

Каждый год в августе педотряд организует смену «Искатель» для одарённых старшеклассников. Я три года ездил в лагерь ребёнком и два последних года работал комиссаром на сменах. Стать комиссаром — тайная мечта почти каждого Искателя, но попасть в «Родник» сложно. Почти так же сложно, как в «Учитель для России». Когда меня пригласили, я был счастлив, и очень рад, что и сейчас педотряд остаётся моей семьей.

Наш лагерь чем-то похож на иммерсивный театр — с общей смысловой рамкой, тематическими квестами, костюмами, сюжетной гибкостью и эмоциональной составляющей. Смены у нас тематические — они обычно разворачиваются вокруг определённой проблемы. Например, последняя зимняя была посвящена двоемирию и виртуальной реальности.

На самих сменах работают профильные школы: школа лидерства, дизайна, робототехники. Я окончил журфак МГУ и в лагере вместе с коллегой курирую школу журналистики. На прошлой смене я уже готовил себя к школе и «Учителю для России» — экспериментировал с форматами занятий, выводил их за рамки классических уроков. При подготовке мероприятий мы всегда следим за эмоциональной динамикой — это научило следить и за динамикой школьного урока.

Что касается связи со школой… Лагерный опыт тут мне, скорее, не пригодился. В лагере мы работаем с уже взрослыми детьми, а в школе у меня пятые классы. И у меня в школе другие цели. Я хочу не просто заинтересовать детей, но и помочь им достичь предметных результатов. В школе важно находить баланс между работой и развлечением. Конечно, дети скорее запомнят форму, а не содержание… Ты спросишь, что же мы с вами сегодня делали, и они радостно отвечают: «Рисовали на крафте!». А предметное содержание уже исчезло.

Дети не раз задавали мне вопрос: «Как Вы здесь оказались?». Да и для моего окружения выбор работы в школе — это, скорее, нонсенс. Где что пошло не так, если я вдруг стал «русичкой» в Подольске?

Я же спокойно отвечаю, что это мой выбор. Что я так решил. Журналистика — это не совсем то, чем я хочу заниматься. С ней меня в школе связывает только кружок, который я делаю для детей: мы выпускаем свою газету. Это для меня работа с печатной прессой — уже пройденный этап, а для детей — настоящее приключение. Я не жалею о полученном гуманитарном образовании… Но теперь мой путь лежит в педагогике.

Юлия Лежнина
Учительница математики в Ноосферной школе, Калужская область

Про программу я узнала случайно — встретила название в одной из статей на «Медузе». У меня было внутреннее ощущение, что подобная программа точно должна существовать. И я не ошиблась. Почти сразу я решила, что мне надо попробовать.

К тому времени я чётко понимала, что хочу работать с детьми — всё благодаря своему вожатскому прошлому. Но не было понятно, как прийти в школу и сказать: «Здравствуйте! У меня нет педагогического образования, но я отличный математик. Можно я буду у вас работать?».

Я ещё в школе понимала, что мне будет интересно работать вожатой. На первом курсе я пришла в студенческий педагогический отряд «Унисон», который базируется в СПбГУ на моём математико-механическом факультете.  В первое лето мы работали в небольшом лагере на берегу залива, где всё было по-домашнему. Меня очень вдохновляли наши дети, их искренность, открытость миру. О думала о карьере учёной, но сидеть за компьютером по восемь часов в день — это всё же не мой выбор. Хотелось заниматься более активной работой, быть в постоянном движении.

Работа вожатой постоянно напоминает о себе в школе. Это какие-то маленькие фишки, навыки, которые я получила за годы работы в лагере. Я интуитивно чувствую, в какой момент дети, скорее всего, устанут меня слушать — мне проще рассчитывать внимание детей, проще придумывать активности, привлекать их внимание. Всё из лагеря идёт в ход — тут, скорее, трудно вспомнить что-то из вожатской практики, что не находит применения в школе. И мне казалось удивительным, что некоторые учителя в школе не знали этих распространённых вожатских приёмов — для них это было в новинку.

Школа — это бесконечная смена. На лагерной смене всё понятно: первые три дня — оргпериод, потом развитие, родительский день, ещё один оргпериод, завершение смены, слёзы — и разъехались. А в школе я пока не могу так чётко понять и выстроить логику работы. Определённая часть моей работы заключается в том, что я объясняю детям школьные правила — например, зачем собирать волосы в столовой или ходить в форме. Иногда я сама, если честно, не нахожу ответ — и тогда пытаюсь найти компромисс между требованиями школы и желаниями учеников.

В школе непросто смириться с тем, что в образовании всегда работает отложенный эффект — здесь не бывает быстрых результатов. Я чувствую, что те вещи, которые я делаю в школе, очень важны — но я пока никак не могу их измерить, оценить и сказать, что именно произошло. Я вижу, как мои дети меняются и взрослеют: они стали более открытыми, они стали существовать, как коллектив, а не просто как группа людей. В лагере все понимают, что у нас есть только 21 день — это всё же не коллектив. А в школе есть возможность увидеть долгосрочный вклад в атмосферу в классе. Но не знаю, как  именно это повлияет на их жизни.

Если вы работали вожатым, но ещё не задумывались о школе — подумайте о вакансии педагога-организатора. В большинстве школ эта должность занимается людьми, которые не до конца понимают, что это такое. А вожатые просто созданы для этой работы. Мне кажется, что в целом в школах не хватает хорошей теории и практики того, как делать мероприятия и работать с детьми в рамках дополнительного образования. А годы вожатства за плечами — это, пожалуй, лучшая практика перед тем, как попасть в настоящую школу.

Иногда бывает сложно объяснить детям, почему я выбрала их и школу. Они спрашивают: «А зачем вы приехали к нам из Петербурга? Там же так “вау!”». Но для меня счастье — не в большом городе, а в деле, которое я делаю. И в людях, которые меня окружают.

До 2 июня вы тоже можете стать учителем — и этим летом поехать не в лагерь, а на Летний институт. Там вы пройдёте интенсивный курс педагогики — и уже 1 сентября ваша школа получит нового учителя, влюблённого в своё дело.

Присоединяйтесь к нам. Вы ещё успеваете.